Коронавирус безответственности, или Беспризорный спецмогильник

Primary tabs

Мамыр 25, 2020 / 0 комментарии

Новый ритуальный бизнес в условиях пандемии

Спецмогильник, где похоронены умершие от коронавируса жители Алматы, устроен с полным пренебрежением к санитарным требованиям и нормам морали. Его территория не огорожена, нет ни одной таблички, предупреждающей об опасности заражения смертельно опасным вирусом, который за пару месяцев обрушил мировую экономику и унес жизни свыше 300 тысяч человек.

Чужие здесь ходят

Прямо посередине кладбища проходит грунтовая автодорога, соединяющая две соседние фермы, расположенные в радиусе трех километров. Здесь преспокойно ездят люди и пасется скот – рядом с могилами уже видны следы копыт.

Судя по результату, место выбрано примерно так: подъехали чиновники и быстренько решили: справа от дороги хороним христиан, слева – мусульман.

Расположено кладбище жертв КВИ приблизительно в 50 километрах от городской черты. Деревянные столбики на могилах хорошо видны с асфальтированной дороги, проходящей в трехстах метрах.

Я умышленно не называю местности, но координаты спецмогильника – секрет Полишинеля, поскольку там захоронены на вечер 22 мая уже 30 человек, поэтому сотни их близких и знакомых знают проезд к этому месту. Соответственно, люди посещают могилы. Я тоже побывал там 22 мая, со всеми предосторожностями. На условно христианской стороне кладбища я насчитал 17 могил, на мусульманской – 13.  Большинство умерших, судя по надписям, были в возрасте около 60 лет, самый старший – 1935 года рождения, младший – 1998-го.

Лукавство медицинской статистики

Кстати, по количеству могил видны расхождения с официальной статистикой: умерших от COVID-19 по Алматы числится 10, а фактически захороненных – 30. Здесь положено хоронить всех, у кого был обнаружен КВИ, хотя по факту причиной смерти коронавирус указан только у 10 человек.

Поясню, как это происходит на конкретном примере: у 60-летней алматинки Р.М. в официальной справке причиной смерти числится диабетическая нефропатия, сахарный диабет (она хронический диабетик), а в графе 2 «прочие важные состояния, способствовавшие к смерти… но не приведшие к ней» указано – COVID-19. Такой хитрый медицинский эвфемизм, чтобы не портить статистику.

В реальности же, по словам членов семьи женщины, она умерла, будучи введенной в искусственную кому и подключенной к ИВЛ. Однако произошло это вовсе не из-за почек, а после того, как рентген показал 75% поражения ее легких. Но ее смерть почему-то приписали нефропатии и сахарному диабету (кстати, она заразилась COVID-19 не в быту, а во время нахождения на карантине в БСМП Алматы! Но это тема отдельного разговора).

Еще один нюанс, связанный с КВИ – циничные люди распространяют совершенно идиотские фейки о том, что врачи якобы предлагают от 30 до 300 тысяч тенге, чтобы оформить умерших от других болезней как скончавшихся от КВИ. Судя по массированной рассылке через WattsApp без ссылок, это почерк людишек беглого проворовавшегося экс-банкира. Слухи идиотские по той простой причине, что такая приписка никому и никакой выгоды не сулит. Все ровно наоборот – больницу тут же закроют на карантин, руководство почти наверняка накажут и снимут с должностей, всех контактных, в том числе и медработников (как это было с коллективом 12 ЦКГБ Алматы), загонят на карантин на пару недель.

Уместны действия наоборот, как в той же России или Беларуси, где в несколько раз выросла смертность от внебольничной пневмонии, а официальная смертность от КВИ рекордно низкая. На самом же деле лучший выход в подобной ситуации писать и говорить горькую правду. Если у нас, в РК, реальная смертность от КВИ выше, как можно судить по Алматы, раза в три, в этом нет ничего страшного.

Обратимся к фактам. Из данных мировых СМИ выясняется, что смертность во многих ведущих странах составляет от 3 до 5-6%, за исключением Германии. К примеру, в США инфицированы 1,6 млн, умерли 97 986 человек, или 5,8%. А в России, согласно официальным данным, от COVID-19 к 24 мая погибли 3 541 человек из 344 тысяч, или 1% – это самый низкий показатель среди первой десятки стран с наибольшим количеством выявленных случаев.

Но при этом, по данным «Медиазоны», смертность среди медиков в России в 16 раз выше, чем в других странах.

Согласно официальной статистике, к этому часу во всем Казахстане от КВИ умерли всего 35 человек из 8 322 инфицированных, или 0,42%! Позвольте усомниться в такой сверкающей статистике: а как же 30 захороненных на спецмогильнике только под Алматы? Нет никакого смысла приукрашивать отчетность, поскольку в мировом контексте здравоохранение РК по этому показателю все равно будет выглядеть достойно – максимум 1,5% смертности. А вот такие непонятные случаи как раз становятся причиной слухов и сомнений в компетентности врачей и властей.

Ритуальный бизнес

Давно известно, там, где нет прозрачности, четко прописанных норм, неизбежно возникают условия для теневого малого бизнеса. К примеру, 17 мая во время захоронения умершей от КВИ уже упомянутой Р. М. сотрудник ритуальной службы – так их представил заведующий инфекционной больницы Алматы – прямо на кладбище потребовал с ее родственников 8 000 тенге. Он объяснил, что это плата за установление таблички с данными покойной, то есть деньги они должны отдать за материалы частной фирме. Понятно, что во время похорон никто не торгуется, и через три дня при посещении могилы родственники увидели эту прикрученную табличку.

Но что же получается: если ты не заплатишь, то покойного захоронят без имени и фамилии в безымянной могиле, под номером?! Как раньше поступали с казненными?

Между тем, когда государство лишает родственников, как в данном случае, права похоронить близкого со всеми полагающимися соответственно вере ритуалами, оно берет на себя обязанность сделать это достойно. И на это выделяются бюджетные средства. На установку табличек с именами покойных как минимум.

Второй момент – раз территория не огорожена и там нет никакого присмотра, существует реальный риск распространения инфекции через людей, посещающих спецмогильник или ежедневно проезжающих по кладбищенской дороге из соседних фермерских хозяйств.

Третий момент – пасущиеся там животные могут повредить неогороженные могилы и сами могут также невольно стать разносчиками инфекции.

Наконец, это опасно с точки зрения мародерства. Металлические оградки – легкая добыча для охотников за металлоломом.

К слову об оградках. Тот же сотрудник ритуальной службы рассказал родственнику умершей, что временные оградки имеют право устанавливать только они. Самим никак нельзя по эпидемиологическим соображениям. И доставка ограды с ее установкой будет стоить 35 000, как следует из аудиозаписи беседы. С суховатой скорбью профессионального горевестника он рассказывает потенциальному клиенту о трудностях: «Все мы люди, понимаем...». Что они будто бы пишут в акимат Алматы, СЭС, чтобы там решили проблему ограждения территории спецмогильника, но пока вопрос завис. Якобы власти обещают оградить это место только к холодам.

Очевидно, что устранить это вопиющее безобразие, которое может привести к беде, – оградить территорию кладбища хотя бы металлической сеткой, – дело всего одного дня. И по затратам оно намного дешевле, чем суточный пиар местных властей в СМИ об успешной борьбе с распространением КВИ.

И последний вопрос к санитарным службам и акимату Алматы: если умершие от КВИ не опасны уже спустя короткое время, то зачем отвозить их в такую даль – 50 километров города, где они лежат в забвении? Почему не хоронить их тогда на отдельно выделенных участках обычных городских кладбищ, которые к тому же охраняются? А если они все же опасны, то где же меры защиты, соответствующие степени опасности – ограждения, предупреждающие знаки и охрана?

Уважение к памяти умерших – главный показатель цивилизованности общества. Как писал Джон Донн, «…не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол; он звонит по Тебе».

Марк СЕВЕРЯНИН

 

источник: https://rus.azattyq-ruhy.kz/avtory/9770-koronavirus-bezotvetstvennosti-ili-besprizornyi-spetsmogilnik